ЧАСТЬ I. ФАКТЫ, КОТОРЫЕ СЛЕДУЕТ ЗНАТЬ. 7. Являются ли вспышки переедания зависимостью?

В главе 6 мы перечислили все возможные причины вспышек переедания, но не рассмотрели вопрос, имеем ли мы дело с зависимостью. Если вы хоть раз ощутили то интенсивное чувство потери контроля над собой, которое бывает во время вспышек переедания, вы, возможно сами уже задавали себе этот вопрос. Этот вопрос вызвал огромный интерес прежде всего в США, где понятия “пищевая зависимость” и “навязчивое переедание” на столько популярны, что общественность склонна считать вспышки переедания формой зависимости. Теория зависимости нашла так много сторонников, что на ее основе было создано несколько известных методов лечения.

Поэтому важно более подробно рассмотреть связь между зависимостью и вспышками переедания. Если такой связи нет, лечебные программы, основанные на этом предположении, не дадут никакого результата. Поэтому в данной главе мы рассмотрим три основных вопроса:

1. Правильно ли считать вспышки переедания зависимым поведением?

2. Есть ли связь между зависимым поведением алкоголика или наркомана и пищевым поведением при вспышках переедания?

3. Какие выводы можно сделать опираясь на знания об этой связи для наиболее эффективного лечения?

Модель зависимости

Мы думаем, что навязчивое переедание – это болезнь с тремя аспектами: физическим, эмоциональным и духовным. Мы понимаем это как зависимость, которую, как и алкоголизм или наркоманию, можно взять под контроль, но невозможно полностью излечить.

Отрывок из брошюры Анонимных Обжор (англ. Overeaters Anonymous).

Согласно модели зависимости, вспышки переедания – это результат основного заболевания, похожего на алкоголизм. Исходя из этого, люди со вспышками переедания по биологическим причинам склонны к зависимости от определенных продуктов питания (прежде всего сахар и крахмал). Эти продукты считаются “токсичными”. Зависимые люди согласно этой модели неспособны контролировать потребление этих продуктов, а съедаемое количество постоянно растет. Так как модель зависимости рассматривает склонность как биологический фактор, полное излечение считается невозможным; соответствующие программы лечения направлены на то, чтобы пациенты приняли свое заболевание как есть и научились жить с ним.

Является ли модель зависимости обоснованной? Доктор Дж. Теренс Вилсон утверждает обратное: “Понятие зависимости из-за неточного и слишком частого употребления стало непопулярным; сегодня этим словом называют практически любую форму повторяющегося поведения.” Действительно, если что-то вызывает у нас особый интерес, мы часто называем это, например, “зависимостью от любви” или “зависимостью от телевизора”. В конечном итоге неясно, что же на самом деле значит быть зависимым. В повседневной речи большинство из нас могут быть зависимыми от чего-либо. Поэтому надо быть осторожным, называя вспышки переедания или другое поведение зависимостью.

Тем не менее между вспышками переедания и классической моделью зависимого поведения алкоголика или наркомана существует определенные сходства, которые приверженцы модели зависимости часто приводят в качестве аргумента. Вне зависимости от того, направлено ли поведение на алкоголь, наркотики или вспышки переедания, человек:

– одержим огромным желанием объекта зависимости,

– переживает сильную потерю контроля над собой,

– много думает об объекте зависимости,

– с помощью зависимого поведения избавляется от внутреннего напряжения и отрицательных чувств,

– отрицает серьезность проблемы,

– старается скрыть проблему,

– не смотря на все отрицательные последствия настаивает на продолжении зависимого поведения,

– предпринимает повторяющиеся неудачные попытки прекратить зависимое поведение.

Однако эти сходства, скорее, поверхностны. Они вызывают интерес, и некоторые из них действительно имеют значение при лечении, например, снятие внутреннего напряжения, однако то, что определенные вещи похожи друг на друга или имеют одинаковые свойства, еще не повод приравнивать их друг к другу. Кроме того, концентрация на одних только сходствах отвлекает наше внимание от того факта, что существуют и важные различия, играющие важную роль в понимании и лечении вспышек переедания.

В случае булимии различия между вспышками переедания и алкоголизмом или наркоманией видны наиболее ясно:

– Внутренняя потребность к борьбе со вспышками переедания. Люди с булимией постоянно пытаются ограничить свое потребление пищи (см. главу 4). Они впадают в отчаяние, т.к. вспышки переедания для них означают неудачу в контроле над питанием и опасность набора веса. При алкоголизме и наркомании этот феномен отсутствует. Алкоголики не чувствуют внутренней потребности избегать алкоголя, не существует параллельного желания отказаться и употребления чрезмерного количества алкоголя. Действительно, важной целью большинства программ по лечению этой зависимости является внушение больному желания бросить пить. При булимии напротив такое желание уже существует. Желание контролировать потребление пищи представляет собой проблему, с которой необходимо работать при лечении (см. главу 8 и часть 2).

Страх перед едой. При булимии потребность соблюдать диету сопровождается рядом установок по отношению к фигуре и весу, для которых характерен сильный страх “быть толстым” и стремление “быть стройным”. В жизни этих людей доминируют вопросы внешности и веса (см. главу 4). Они связывают свою самооценку практически только с этими двумя величинами, и эти установки играют важную роль в продолжении расстройства (см. главу 6). При алкоголизме подобный феномен опять-таки отсутствует. Алкоголики не боятся напиться и не стараются оставаться трезвыми.

Иными словами, сильное желание ограничить потребление пищи вынуждает булимиков вызывать у себя рвоту, в то время как алкоголики и наркоманы склонны злоупотреблять этими субстанциями не потому, что они испытывают сильное желание избегать их. Здесь действуют два различных механизма, поэтому необходимы два диаметрально противоположных метода лечения: при вспышках переедания важно ослабить контроль над собой, при лечении зависимости наоборот, усилить его.

С другой стороны, вспышки переедания случаются и у тех, кто особенно не соблюдает диету, например у людей с компульсивным перееданием. Вспышки переедания у этих людей, многие из которых имеют лишний вес, провоцируют не диеты, или, по крайней мере, не в такой степени. Очевидно, для них более значительную роль играют трудности в борьбе со стрессом.

Между ними и алкоголиками или наркоманами сходств, возможно, больше.

Вспышки переедания и злоупотребление алкоголем или наркотиками

Даже если вспышки переедания сами по себе не являются зависимым поведением, свидетельствуют ли сходства между вспышками переедания и алкогольной или наркотической зависимостью о связи между ними? Может ли быть так, что у этих проблемы одинаковая причина? Для выяснения этого были проведены исследования о том, как часто и при каких условиях обе проблемы встречаются у одного и того же человека.

Алкоголизм и наркомания у людей со вспышками переедания

Приверженцы модели зависимости любят говорить о том, что люди со вспышками переедания часто злоупотребляют алкоголем или наркотиками, но результаты исследований на эту тему на сегодняшний день противоречивы. Например, терапевтическая группа Миннесотского университета сообщила, что у трети пациентов булимиков в прошлом были проблемы с алкоголем или наркотиками, в Оксфорде же это число составляло всего десять процентов. Но прежде чем говорить о том, действительно ли какое-либо из этих чисел (или среднее между ними) указывает на частое проявление, следует рассмотреть вопрос, как вообще были получены такие разные результаты:

1. Противоречивые результаты могут указывать на различия между соответствующими терапевтическими группами. Так, например, группа из Миннесоты специализируется на проблемах с алкоголем и наркотиками, что могло означать, что туда обращается непропорционально большое число людей, имеющих проблемы не только с едой, но и с алкоголем или наркотиками.

2. Противоречия также могли возникнуть из-за различной распространенности проблем с алкоголем и наркотиками среди населения в соответствующем регионе. Например, если в районе Минессотской клиники проблемы такого рода встречаются чаще, чем среди населения Оксфорда, это также отразится и на историях болезни пациентов с булимией.

Следовательно, не имея более подробной информации мы не можем с полной достоверностью утверждать, действительно ли результаты обоих исследований отличаются друг от друга. Однако в дальнейшем мы, без сомнения, можем руководствоваться тем, что число зависимых от алкоголя и наркотиков среди пациентов-булимиков находится примерно посередине между двумя этими исследованиями, т.е. примерно равно 20 процентам. Чтобы определить, является ли это частым проявлением, нам необходимо помнить о следующем:

1. Данные, полученные обеими исследовательскими группами, касаются пациентов с булимией (т.е. людей, обратившихся за помощью с этой проблемой к специалистам). Вполне возможно, что у этих людей проблемы с алкоголем и наркотиками бывают чаще, чем у других, которые не обращаются за медицинской помощью, т.к. тяжесть страдания (а значит, и готовность отправиться на лечение) при наличии нескольких проблем одновременно бывает более сильной.

2. Чтобы определить, существует ли специфическая связь между алкоголизмом и наркоманией с одной стороны и вспышкам переедания с другой, нам необходимо знать, как часто встречаются проблемы с алкоголем и наркотиками у людей с другими психическими расстройствами, такими как фобии или депрессии. Если процент людей со вспышками переедания будет повышенным, но не более высоким, чем у людей с фобиями или депрессиями, о специфической связь речь идти не может. Более того, в таком случае следует исходить из того, что люди с психическими проблемами в общем более склонны к алкоголизму или наркомании.

3. Можно ли говорить о том, что злоупотребление алкоголем и наркотиками среди булимиков встречается особенно часто, зависит также и от того, какая картина наблюдается среди общего населения. Двадцать процентов будут иметь совершенно иное значение в сравнении с 5, 20 или 50 процентами среди общего населения. Существует лишь один способ избавиться от всех этих оговорок – исследовать частоту проявления обеих проблем одновременно среди общего населения. Моя исследовательская группа в Оксфорде начала такое исследование, но, к сожалению, на данный момент конкретных результатов еще не получено.

Исходя из знаний, имеющихся на сегодняшний день, оснований делать заключение, что алкоголизм и наркомания широко распространены среди людей со вспышками переедания, недостаточно. То же самое можно сказать и об утверждении, что между ними существует специфическая связь.

Вспышки переедания у людей, имеющих проблемы с алкоголем и наркотиками

Если бы между вспышками переедания с одной стороны и злоупотреблением алкоголем и наркотиками с другой стороны действительно существовала бы специфическая связь, у алкоголиков и наркоманов часто должны были бы быть проблемы с питанием. Этот вопрос был исследован лишь недавно, а результаты говорят об особой частоте вспышек переедания (см. в рамке). Однако до сих пор были исследованы только люди, находившиеся на лечении, поэтому и здесь можно предполагать, что эти выборки не являются типичными.

Кроме того, есть указания на то, что проблемы питания также часты у пациентов с другими психическими расстройствами, а, значит, мы, очевидно, не можем говорить о специфической связи. Поэтому выводы следует делать осторожно, доказательства специфической связи на сегодняшний день отсутствуют.

Расстройства питания и алкоголизм: результаты исследования из Японии

В данном исследовании приняло участие 3592 пациента (336 женщин и 3256 мужчин), которые лечились в Национальном институте по изучению алкоголизма в Национальном госпитале Курихама в Японии с 1982 по 1988 г. На приеме задавались вопросы о проблемах питания, и пациенты с возможными нарушениями питания были более подробно опрошены повторно после прохождения “ломки”.

Основные результаты таковы:

1. У одиннадцати процентов женщин было расстройство питания. У молодых женщин оно встречалось особенно часто: у 72 процентов женщин моложе 30.

2. У мужчин расстройства питания были значительно реже (0,2 процента).

3. Среди всех расстройств наиболее частой была булимия.

4. Только в десяти процентах всех случаев одновременного существования проблем питания и алкоголизма проблемы с алкоголем начинались до расстройства питания. У женщин с расстройством питания средний возраст в начале расстройства был 19,7 лет. Проблемы с выпивкой, напротив, начинались в среднем в 24,6 лет. Похожие результаты наблюдались и среди мужчин.

5. Не было никаких указаний на то, что расстройства питания и проблемы с алкоголем возникали попеременно.

Японское исследование является, пожалуй, самым масштабным по этой теме. Результаты этого и других исследований совпадают, хотя частота проблем питания в данном исследовании больше.

Источник: Higuchi et al., 1993.

Исследование родственников

Многие исследования показывали, что у родственников пациентов с булимией часто бывают проблемы с алкоголем и наркотиками. Данный результат интересен, но в то же время его, как и многие другие приведенные в этой главе данные исследований, сложно интерпретировать. Проблемы с алкоголем и наркотиками, похоже, встречаются более часто, чем у родственников пациентов с другими психическими расстройствами. Частота расстройств питания у родственников алкоголиков и наркоманов до сих пор не исследована. Все исследования были сосредоточены исключительно на пациентах, находящихся на лечении.

Какое расстройство начинается первым?

Чтобы лучше понять взаимосвязь между этими различными расстройствами, важно узнать, какое из них начинается первым и обычно ведет к другому. Исследования пациентов алкоголиков и пациентов с проблемами питания позволяют сделать вывод, что проблемы с питанием начинаются раньше. Однако трудно сказать, на сколько достоверен этот результат на самом деле, т.к. проблемы с питанием в целом начинаются в более раннем возрасте, чем проблемы с алкоголем. Интересно то, что пациенты с обеими проблемами обычно моложе тех, у которых только алкогольная зависимость. Это говорит о том, что проблемы с питанием действительно каким-то образом могут влиять на появление проблем с алкоголем в дальнейшем.

Результаты лечения

Если бы проблемы с питанием и алкоголем указывали на одно и то же отклонение, успешное излечение одной из проблем должно было бы вести к более яркому проявлению другой (за исключением случаев излечения самого отклонения). Проявление этого феномена, на профессиональном языке называемого замещением симптомов, не доказано. Мы не знаем ничего о развитии проблем с питанием после успешного излечения от алкоголизма или наркомании, но у нас есть очень точные данные о пациентах, лечившихся от булимии. Злоупотребление алкоголем и наркотиками среди них не особенно распространено.

Недостаток аргументов в пользу модели зависимости

Исходя из того, что нам известно на сегодняшний день ясно, что у некоторых людей есть связь между вспышками переедания и злоупотреблением психоактивными субстанциями. Есть ли взаимосвязь между этими расстройствами как таковыми, напротив, не известно. Прежде всего, у нас нет доказательств тому, что речь идет о специфической взаимосвязи.

Итак, факты опровергают модель зависимости, предполагающей такую специфическую связь. Между вспышками переедания с одной стороны и алкоголизмом и наркоманией с другой стороны существуют лишь поверхностные сходства. Доказательства того, что причиной вспышек переедания являются некие биологические отклонения, также отсутствуют. Заявление, что люди “зависимы” от определенных продуктов питания, по крайней мере в научном понимании, не обосновано.

Заключения, важные для лечения

Наша цель – каждый день практиковать воздержание от навязчивого переедания. Для этого мы ежедневно поддерживаем личный контакт, регулярно встречаемся в группе и следуем программе из 12 пунктов для анонимных алкоголиков, заменяя слова “алкоголь” и “алкоголики” на “еда” и “одержимый едой”.

Из брошюры Анонимных обжор

Наше понимание связи между вспышками переедания с одной стороны и алкоголизмом и наркоманией с другой на данный момент на столько ограничено, что для лечения как такового оно практически не играет никакой роли. Известно одно: нет основания утверждать, что вспышки переедания являются формой зависимого поведения. Следует ли тем не менее использовать методы лечения, применяемые в случае зависимости? Принципы лечения, основанного на модели зависимости, противоречат методу, оказавшемуся особенно эффективным при лечении вспышек переедания (см. главу 8).

Лечение, основанное на модели зависимости, основано на программе из 12 пунктов, составленной Анонимными алкоголиками. Эта программа отличается от метода лечения, называемого когнитивно-поведенческой терапией, подробно рассматриваемого в главе 8 и во второй части этой книги, по четырем пунктам:

1. Программа из 12 пунктов: расстройство – это болезнь, от которой не возможно вылечиться. В книге для ежедневного чтения Анонимных обжор пишется: “Опыт прекративших переедание членов общества говорит нам о том, что болезнь не исчезает сама по себе. Ситуация не улучшается, а, наоборот, ухудшается. Даже если мы воздерживаемся от переедания, болезнь продолжает существовать.”

Когнитивно-поведенческая терапия: для большинства людей выздоровление вполне возможно. Долговременные научные исследования булимии показывают, что случаи полного выздоровления довольно часты и что у большинства пациентов бывают значительные улучшения (см. главу 8).

2. Программа из 12 пунктов: самое важное – немедленное воздержание. Лечение основывается на том, чтобы прекратить вспышки переедания как можно скорее. Чтобы достичь этой цели, используется сильное групповое давление. На некоторых встречах выделяют и хвалят участников, практикующих воздержание (т.е. тех, кто после последней встречи ни разу не переедали), в то время те, кто переедал, имеют право сказать лишь пару слов или должны молчать, или же их вообще просят покинуть собрание.

Когнитивно-поведенческая терапия: настояние на немедленном прекращении вспышек переедания как неразумно, так и не реалистично. Метод воздержания радикален и недопустим. Есть люди, которые с помощью консультаций и при оказании сильной поддержки действительно довольно быстро справляются со вспышками переедания. Другие же не могут этого сделать в короткий срок и им просто необходимо больше времени на преодоление проблемы. Поэтому когнитивно-поведенческая терапия не предполагает, что вспышки переедания должны прекратиться немедленно.

3. Программа из 12 пунктов: для прекращения вспышек переедания требуется дополнительная форма воздержания, а именно, полное воздержание и пожизненное избегание продуктов питания, называемых “вредными” и могущих вызвать вспышки переедания.

Когнитивно-поведенческая терапия: необходимо стараться не избегать определенных продуктов и дополнительно не поддерживать это избегание. Как уже говорилось, утверждение, что вспышки переедания возникают из-за определенных, “вредных” продуктов, не имеют никакого основания. Более того, все клинические и научные наблюдения указывают на то, что именно попытки полностью исключить продукт из рациона приводят к тому, что у пациента начинаются вспышки переедания (см. главу 4). По этой причине когнитивно-поведенческая терапия делает акцент на то, что избегание должно не только не поощряться, но и вообще не практиковаться. Профессор Вальтер Вандереикен из бельгийского города Левен назвал запрет на определенные продукты питания в рамках программы из двенадцати пунктов “тренировкой анорексических навыков”; при успешном его применении люди со вспышками переедания могут стать анорексиками – результат, который, в принципе, может показаться привлекательным, на самом же деле являющийся сущим кошмаром.

4. Программа из 12 пунктов: человек либо контролирует свое пищевое поведение, либо нет, продукты питания либо безобидны, либо вредны, человек либо практикует воздержание, либо переедает. За методом воздержания кроется принцип мышления “все или ничего” (см. главу 4).

Когнитивно-поведенческая терапия: черно-белое мышление проблематично и его по возможности следует избегать. Любой рецидив оно трактует как провал, вместо того, чтобы воспринимать это как небольшую ошибку. Доктор Алан Марлатт из Вашингтонского университета в Сиэтле показал, что такой способ мышления заставляет находящихся на лечении алкоголиков сдаться раньше времени, хотя объективно этого делать вовсе не следует. Мышление “все или ничего” очень распространено среди людей со вспышками переедания и, похоже, только усугубляет их проблемы (см. главу 4). Вместо того, чтобы подкреплять такое мышление, как это, увы, делает требование воздержания, важно помочь пациентам распознать проблематичные структуры мышления и бороться с ними (см. часть вторую).

Программы лечения, опирающиеся на модель зависимости, разумеется, охватывают гораздо больше, чем я представил в данной главе. Их сильной стороной является, главным образом, сильная поддержка и чувство общности, которое они могут предложить пациентам. Вместе с простой миссией, которую они провозглашают, это, без сомнения, делает их привлекательными для некоторых людей. Однако главную роль все же должна играть эффективность. В то время, как эффективность программы из 12 пунктов еще не была изучена, об эффективности других методов лечения уже известно многое. Эти формы лечения мы рассмотрим в следующей главе.

Facebook Comments